«Я рад, что все меняется к лучшему!»

В номере 

Автор

Беседа с Генеральный консулом Российской Федерации в Бонне Евгением Алексеевичем Шмагиным.

Краткая биографическая справка:

Родился 30 декабря 1949 года в г. Осташкове Калининской (ныне Тверской) области.

В 1972 году окончил факультет международных экономических отношений МГИМО МИД СССР.

С 1972 по 1996 гг. работал в центральном аппарате Министерства и загранпредставительствах СССР и России в Западном Берлине, ФРГ, Австрии, а также в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации.

В 1996–2010 гг. — заместитель директора в департаментах кадров, по культурным связям и делам ЮНЕСКО, внешнеполитического планирования МИДа России.

В 1997–1999 гг. — руководитель Берлинского отделения Посольства России в Германии.

В 2002–2006 гг. — Посол России в Киргизии.

Имеет ранг Чрезвычайного и Полномочного Посла, присвоенный указом Президента Российской Федерации в 2005 году.

Супруга Ирина Александровна преподает биологию в средней школе. Дочь Юлия — юрист. Сын Андрей — экономист.

Во время нашей встречи  Евгений Алексеевич рассказал нам о том, как начиналась и развивалась его карьера, поделился воспоминаниями об исторических событиях в бывшем СССР, а также высказал свою позицию относительно своей роли и задачи в должности Генерального консула РФ.

«Золотые» годы студенчества!

После окончания школы  с золотой медалью, я мучился —  не знал, куда идти учиться дальше: на химико-технологический факультет Ленинградского института или во ВГИК, так как я увлекался сценой, народным театром. В итоге решил попробовать в МГИМО. Вы знаете, когда я в 1967 году впервые приехал в Москву, это было для меня большим событием! Ведь я даже метро никогда не видел… А в нашем городе проживало всего 30 тысяч человек.

Конечно, в МГИМО попасть было непросто, но я поступил  с первого раза. Поэтому считаю, что мнение о том, что там учатся  дети только, так называемой, политической элиты — преувеличено. Разумеется, со мной на курсе были и дети членов политбюро, но они составляли лишь какую-то часть. А у меня, кстати, отец работал рядовым милиционером в новгородской области.

Самые главные впечатления о студенческих годах – это пять лет общежития и стройотряд, куда я ездил вместе с нынешним Министром иностранных дел Лавровым Сергеем Викторовичем. Вообще  наш выпуск 1972 года какой-то совершенно удачный, если так можно выразиться. Т.е. если посмотреть фамилии послов, которые сегодня представляют Россию и руководство МИДа, те, кто стоит у штурвала руководства внешней политики — почти все мои однокурсники.

Хочу рассказать еще об одном очень ярком воспоминании того времени. Многие студенты, особенно те, кто жили в общежитии, подрабатывали: кто сторожами, кто грузчиками. А я нашел очень интересную работу, которая пригодилась мне и в моей дальнейшей дипломатической работе: я читал лекции о международном положении по линии Всероссийского и Всесоюзного общества «Знание». С этой работой я объехал всю нашу страну от Гродно до Красноярска. И тогда  впервые почувствовал, что это значит — выступать перед аудиторией. Иногда я читал в командировках по 7-8 лекций в день и перед залом в 1500 человек, и перед колонией заключенных, и перед 2 людьми в маленьком рыболовном трейлере в Каспийском море. Благодаря этому, я получил неоценимый опыт и профессиональные навыки!

Начало дипломатической деятельности

Мою дипломатическую судьбу определил немецкий язык, который совершенно случайно достался мне в институте. После окончания дипломатической гимназии в Берлине, я был направлен в генеральное консульство СССР в западных секторах Берлина. Там я проработал 4,5 года в должности культур-атташе, хотя могу сказать, что культуре я всегда уделял большое внимание на всех постах, потому что считаю, именно культура способна целенаправленно работать на укрепление международного авторитета страны и ее доброго имени.

1980-е годы были очередным периодом обострений международных отношений после Карибского кризиса. И, я считаю, что не во всем, как показала практика, политика СССР в отношении западной Германии была правильной.  Я имею в виду такие проводимые компании, как «Германия – страна неонацистов»  и т.д. В то время я очень много ездил, выступал и видел, наоборот, какой большой потенциал дружбы есть в западной части Германии, может, даже сильнее, чем казалась дружба между СССР и ГДР. У меня сохранилось много хороших воспоминаний о том периоде.

Время перемен

Затем я вернулся в СССР на работу  в центральный аппарат МИДа, где меня застала уже перестройка, а Министром иностранных дел на тот момент был Шеварнадзе Эдуард Амвросиевич. Я принадлежал к той незначительное прослойке персонала МИДа, которая не ругала деятельность Шеварнадзе на посту Министра иностранных дел, а поддерживала. Я считаю, что он очень много сделал для министерства и пытался это осуществить  в соответствии с требованиями нового времени. А это время ассоциируется у меня с понятием «ветра перемен». На тот момент я работал в подразделении, которое создал  Эдуард Амвросиевич  — управление по работе с западными посольствами. В СССР одной из проблем в дипломатической службе было отсутствие обратной связи в работе с загранучреждениями, и Шеварнадзе как раз пытался создать такой новый механизм в работе между Смоленской площадью и загранучреждениями.

Потом была работа в Вене, где мы спускали флаг СССР… Это был переход из одной эпохи в другу и его уже можно охарактеризовать не ветер, а буря перемен! Многим моим коллегам очень трудно было принять и понять это… Знаете, в советское время говорили: трудно стать дипломатом в МИДе, но еще труднее уйти оттуда. Но в тот период многие покинули дипломатическую службу. Конечно, это было во многом тяжелое время и я помню, как нам месяцами задерживали зарплату и мне приходилось ходить в различные коммунальные службы в Вене, чтобы объяснить это и отсрочить оплату. И самое интересное в этой ситуации, что нам шли на встречу и понимали наши проблемы.

Первая руководящая должность в Берлине

Затем я некоторое время работал в Думе, а в 1997 был назначен руководителем Берлинского отделения Посольства России в Германии. Очень интересна история этого здания.  Сам земельный участок принадлежит  нам с 1837 года, когда его прибрел Николай I  для того, чтобы создать там свою собственную резиденцию.  Впоследствии там расположилось императорское российское посольство.

Во времена фашисткой Германии, в здании, вопреки всем международным  нормам, размещался комиссариат Альфреда Розенберга, который считается автором таких ключевых понятий нацистской идеологии, как «расовая теория», «окончательное решение» еврейского вопросаборьба против «вырождения искусства». Поэтому союзническая авиация разбомбила это здание.  В 1951 году Сталиным было построено новое здание посольства на этом историческом месте.

Самое важное, чего мне хотелось  достичь в моей работе – это символизировать образ новой России и сломать старые стереотипы, потому что было такое ощущение, что наше посольство боятся. Отчасти это связано было с тем, что мои предшественники не особо-то и открывали его для посещений.  А я, надо сказать, сам очень открытый и любящий общаться человек и проводил очень много мероприятий, в которых принимали участие все слои населения, а не только, так называемое, высшее общество. Например, организовал прием еврейских общин Германии или в 1998 году провел первую большую встречу соотечественников в Берлине, на которую пригласили представителей всех поколений эмиграции.

Убрать нельзя оставить…

Я старался действовать по шаблонам нового времени и в связи с этим хочу рассказать небольшую историю. Когда я приехал на работу в берлинское посольство, то обнаружил перед входом в здание огромный черный обелиск. Как я узнал, в середине 80-х годов один из российских регионов подарил посольству огромную статую В.И. Ленина, а так как она была очень большая и не помещалась внутри посольства, то ее поставили  перед зданием. А потом была смена эпох, и убрать памятник не посмели, но почему-то его заколотили  черной фанерой, по поводу чего злословила вся берлинская пресса. Потому что выходило, что мы уже вроде не хотим ассоциировать себя с Лениным, но в тоже время памятник убрать не решаемся. И когда я приехал, то уже в первый месяц работы решил этот вопрос демократическим путем и провел «народный референдум», для чего было создана специальная комиссия. Сотрудники посольства должны были ответить на вопрос, что делать с этим памятником? Варианты ответов были следующие: пусть стоит дальше, распаковать и оставить, убрать вообще с территории. А мне пришел в голову еще четвертый вариант: просто переставить его в другое место, во внутренний дворик. Я сам не сторонник марксизма-ленинизма, но считаю, что памятник — это часть истории посольства. И 65%  высказались именно за четвертый вариант, т.е. демократическим способом нам удалось решить этот сложный вопрос!

«Консульство в Бонне – визитная карточка новой России!»

С 1999 года опять работа в России, в департаменте культуры МИДа, затем я был назначен Послом России в Киргизии, и вот теперь снова в Германии. Я вижу, как много произошло за это время и очень рад тому, что все меняется в лучшую сторону.

Оценивая свою работу в консульстве Бонна в течение 7 месяцев, могу сказать, что мы уже провели большое количество мероприятий, направленных как на установление более тесных контактов между бывшими гражданами России, так и на укрепление сотрудничества между Россией и Германией.

Это и встреча российских соотечественников  28 октября 2010 г., в которой приняли участие активисты общественных организаций,  известные представители местной русскоязычной диаспоры из числа деятелей культуры, науки и образования, бизнесмены, представителей СМИ. И, хочу добавить, что в  адрес консульских работников было выражено пожелание сделать такие вечера регулярными.

А в ноябре у нас состоялся прием для иерархов Русской Православной Церкви Московского Патриархата, РПЦЗ, и других христианских церквей, католической и евангелической церквей Германии, располагающихся в консульском округе.

Хочу рассказать о еще одной инициативе консульства в Бонне. Мы решили выяснить, когда началась история дипломатических отношений на рейнских берегах и обнаружили, что еще в 1775 году первый российский консул приехал в Бонн.  Затем в 1881 году была образована российская миссия во Франкфурте. Вообще мы собрали много интересных документов и  планируем создать первый такого рода музей истории загранучреждения России!

И, конечно, впереди у нас еще много различных культурных мероприятий:  50-летие полета Гагарина, 300-летие Ломоносова, праздники 9 Мая, 12 июня. 21 августа состоится большой торжественный мемориальный акт по случаю 70-летия нападения гитлеровской Германии на СССР. Еще будет проведена презентация различных российских регионов, а также первая уникальная российско-германская молодежная встреча.

В заключении хочу еще раз подчеркнуть, что смысл моей работы вижу в том, чтобы наше консульство стало визитной карточкой новой России – современной, демократической страны, которой можно гордиться!

Мы очень благодарны Евгениею Алексеевичу за интересную, содержательную беседу и желаем ему дальнейших успехов в его работе!

 

Александр Черкасский, Олег Цилевич

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!

Anzeige